Владимир Захаров: «Исповедь Нарышкиным в доме основателя села Пады»

Санкт-Петербург, Английская набережная, д.10
11 апреля 2012 г.

Побывать у дома 10 на Английской набережной Санкт – Петербурга вроде бы не проблема. Сел в поезд и поехал. А вот заглянуть хоть одним глазком в то время, когда в этом доме хозяин, Александр Львович Нарышкин – двоюродный брат Петра I, принимал гостей со своей женой – графиней Еленой Александровной Апраксиной, было для меня просто фантастикой. Но я все-таки решился эту мечту осуществить как смысл моей жизни, как момент истины, тем более, что появилась  мотивация побывать в Питере, где повидаться с детьми и внуком, поработать в Российской национальной библиотеке (РНБ), в архиве военно-медицинских документов и конечно побывать у дома 10 на Английской набережной.

У меня было всего три дня запланированных для исследований, с 9 по 11 апреля, и я отложил поездку к дому на финал. Все сложилось очень хорошо: поработал в РНБ, где получил электронный входной билет до 2017 года, полистал исторические книги, сделал необходимые для меня записи.

В архиве военно-медицинских документов (на фото  его здание за памятной колонной) меня очень приветливо встретили, так как я заранее отправил им запрос и приехал с направлением от нашего Балашовского филиала ОГУ ГАСО, которое мне оформила ее директор – Ромахина Надежда Николаевна. Моя цель была получить и исследовать документы по факту пребывания в годы ВОВ (1941 – 1943 гг)  на территории села Пады, в санатории, двух эвакогоспиталей: № 1079 и 1876. Ко мне отнеслись очень доброжелательно и с пониманием. Я выражаю благодарность работникам архива, которые мне помогли восстановить боевые пути этих госпиталей и особенно я был рад обнаруженному мной в архивном деле приказу начальника эвакогоспиталя №1876, согласно которому доводилось штатное расписание госпиталя со всеми фамилиями военнослужащих и гражданского персонала, в том числе более 60 чел. вольнонаемных из села Пады.

Я был так рад, что теперь смогу рассказать своим сельчанам о их родственниках, которые трудились в годы войны в госпитале и имеют право иметь статус «Ветеран ВОВ», хотя по многим жителям данные имеются в нашем Балашовском военном комиссариате и администрации Октябрьского муниципального образования. Будем эти данные сверять и обращаться к руководству архива за официальным подтверждением тех лиц, которых нет в имеющихся списках.

И вот настал день, когда по моему плану я должен был оказаться перед домом Александра Львовича Нарышкина, на землях которого, подаренных ему его двоюродным братом Петром I в 1721 году,  несколько лет спустя (ориентировочно 1723 г.) возникло село Пады (первоначально поселок Белавин).

*Выписка из Русского биографического словаря, 1914 г, Нарышкины, стр. 80.:

«Нарышкин, Александр Львович (первый), действительный тайный советник, сенатор, кавалер ордена святого Андрея первозванного, — двоюродный брат Петра Великого, сын Боярина Льва Кирилловича Нарышкина, родился 26 апреля 1694 г.

Вернувшись в феврале 1721 года (в 27 лет) в Россию, он был произведен, 22 марта того же года, в поручики, определен на службу в Адмиралтейскую контору по экипажеским делам. Здесь он находился под непосредственным начальством Петра Великого, который его очень любил и обыкновенно называл не иначе, как «Львовичем». 22 октября того же года он был произведен в капитаны 3 ранга, а 26 января 1722 года ( в 28 лет) назначен директором Морской академии, «Московской и других школ, находившихся в губерниях».

26 июля 1736 (в 42 года) года он был назначен президентом Дворцовой Строительной Канцелярии и директором Императорских строений и садов.
Александр Львович умер 25 января 1746 года (почти в 52 года).
Он был женат на графини Апраксиной Елене Александровне.
У них было 5 детей:
— сыновья – Лев и Александр;
— дочери – Наталья, Марья и Агрппина.»

Пройдя по Невскому проспекту, через дворцовую площадь я спустился на набережную Невы и, пройдя мимо памятника Петру I, вышел в начало улицы Английская набережная.

Справочно: «Английская набережная Возникла в начале XVIII века в нижнем течении Большой Невы. Отсюда произошло её первое название — Береговая Нижняя набережная улица. От Исаакиевской церкви, стоявшей на месте Медного всадника, произошло её второе название — Исаакиевская набережная. Её третье название — Галерная набережная, появилось вместе со строительством Галерной верфи за Ново-Адмиралтейским каналом. В XVIII веке здесь начали селиться английские купцы и была открыта Англиканская церковь Иисуса Христа (дом № 56) — отсюда пошло её четвертое и настоящее название.

В период с 1918 года по 1994 год она называлась набережной Красного Флота, в честь моряков Балтийского Флота, которые приняли активное участие в Октябрьском перевороте. Около дома № 44 находится гранитная стела в память о стоянке крейсера «Аврора» напротив этого места в ночь на 25 октября (7 ноября1917 года. Стела установлена в 1939 году по проекту архитектора А. И. Гегелло.

Историческое название Английская набережная было возвращено в 1994 году во время подготовки к визиту британской королевы Елизаветы II в Санкт-Петербург».  ( * Соловьёва Т.А. «К причалам Английской набережной». СПб., 1998. )

И вот я стою перед парадным входом дома с адресом: «Английская набережная, 10». На фасаде здания висит информационная доска с надписями : «ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ XVIII века. ДОМ А.Л. НАРЫШКИНА (Воронцовых – Дашковых). Построен в 1736 – 1738 гг. Перестроен в 1770-е гг. ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ.

Из информационных порталов и сайтов интернета я знал, что дом взят в аренду очень известной фирмой, которая занималась реставрацией центра Санкт-Петербурга. Я очень был рад тому, что именно этот дом также будет реставрирован и сохранен. Единственное меня тревожило то, что я не смогу побывать внутри дома. Но с Божьей помощью творятся чудеса!

Я позвонил и ко мне вышел охранник, которому я представился и рассказал ему всю предысторию своего визита и был им понят, потому что предложил мне позвонить по телефону, который предоставил. И вот со второго звонка мне ответил приятный женский голос. У меня дрожали колени,   я очень разволновался, когда  объяснял даме цель моего визита и, что я представляю жителей целого села Пады, предки которых были крепостными крестьянами А.Л. Нарышкина, и которые стали первыми поселенцами нового села на правом берегу р. Хопер, и которые возводили усадьбу Нарышкиных и эта усадьба сохранена и очень дорога моим односельчанам.

И дама сказала: «Да, пожалуйста! Можете пройти и сфотографировать, что вам интересно. Передайте трубку охраннику». И вот меня любезно приглашают зайти внутрь дома. О, Господи! Я все время благодарил Его за такое ко мне расположение и покровительство моего благодеяния. Я мысленно желал самого наилучшего и даме, и охраннику, и всем людям, которые бережно сохраняют наше культурное наследие.

И вот я в парадном холле. Затаив дыхание и   с огромным душевным волнением прохожу дальше. Передо мной мраморная лестница, ведущая на второй этаж. На промежуточном проеме лестница раздваивается на правый и левый пролеты. На лестничной площадке стояло огромное зеркало. Дело в том, что на время работ интерьер дома (мебель, другие вещи) временно передвигались по необходимости, и я фотографировал только те участки, которые были свободны и для меня доступны. Поднявшись на несколько ступеней, я решил сфотографировать лепку на потолке, но при этом разместился так, чтобы мое отражение оказалось в зеркале.

Получилось, что я как бы послал себя в то время, когда здесь жили хозяева и принимали высокопоставленных гостей. Балы в доме Нарышкиных были широко известны в Петербурге. В романе «Война и мир», именно сюда родители привезли Наташу Ростову на ее первый бал.

В зеркале, откуда-то с верхнего межэтажного перекрытия на меня смотрел сам Петр I. Его бюст был размещен в нише, на выходе двух лестниц, чтобы все, кто по ним шел, могли приветствовать своего Государя, а он как бы подчеркивал свое расположение хозяевам дома.

Но когда я поднялся на первую лестничную площадку и развернулся, то увидел потрясающее архитектурное искусство. В левой стене, вдоль которой поднималась левая лестница, в нише был установлен бюст хозяина дома – Александра Львовича Нарышкина, а в правой стене – хозяйки, его жены. Таким образом, по этикету, хозяева раньше Петра встречали гостей и как бы провожали их к Его Величеству.

И вот, спустя более 270 лет, их гостями стал и я, потомок крестьян рода Захаровых, переселенных А.Л. Нарышкиным на новые земли у реки Хопер, чтобы эти крестьяне дали начало родовому имению Нарышкиных и селу Пады (первоначально пос. Белавин). Захаровых было несколько семей, потому-то до сегодняшнего времени в селе Пады из поколения в поколение крайние улицы села, обращенные к селу Репная Вершина, именуются между жителями села как «Захаров конец», а фамилия Захаровы является, наряду с другими, одной из распространенных и считается коренной фамилией.

Я подошел к Александру Львовичу и поклонился ему от всех сельчан и всех наших предков. И вдруг, как будто мне кто-то шепнул: «Поговори с ним!» И я мысленно начал рассказывать Александру Львовичу о нашей жизни в селе, о его внуках, правнуках и праправнуках, которые от отца к сыну передавали свое  Падовское имение и усадьбу. Как они делали все, чтобы не только возвеличить свое имя. укрепить свое хозяйство, но и  обращали внимание на обустройство и быт крестьян, улучшали инфраструктуру села. Как заботились о здравоохранении и образовании крестьян, их культурно-нравственном и духовном росте.

Я рассказал, что их родовое имение и многие здания в селе сохранилось до наших дней и сельчане бережно к ним относятся, а при школе действует  музей, в котором размещены экспонаты из их имения и отображена история  рода Нарышкиных. Через многочисленные экспонаты, собранные жителями  села,  показана жизнь крестьян того времени.

Я попросил у него прощения за то, что сменяющиеся эпохи, революция, политическая борьба, беспечные люди, власть и время не уберегли многое из того, что сегодня бы стало нашим бесценным культурным наследием. Нет Храма и водяной мельницы. От парома и моста через р. Хопер, соединявших села Пады и Котоврас, остались одни опоры, торчащие из воды. Разрушены здания родильного отделения и участковой больницы,  на территории усадьбы  нет здания каретной, а от кирпичной стены остались жалостные останки.

Нет дома управляющего имением и здания конторы. Нижний парк усадьбы  представляет собой сплошные стены кустарника, заросли почти все прогулочные дорожки.

Погибли многие деревья, в том числе знаменитые «Три дуба». Основные здания усадьбы в конце главной аллеи от непринятия мер по их восстановлению и природных факторов продолжают разрушаться.

«Что нам делать? Как жить дальше?», — мысленно спросил я.

Конечно же я не получил ответа на свои вопросы, но он мог быть и таким: «Обратитесь к истории преобразований в области культуры и быта при Петре I».

Вот что писал об этом известный российский историк В.Я. Уланов: «При Петре Великом было то, что теперь культура была признана созидательной силой не только в области специальной техники, но и в ее широких культурно-бытовых проявлениях, и не только в приложении к избранному обществу… но и по отношению к широким массам народа».

Я покидал дом Александра Львовича Нарышкина с чувством гордости и исполненного долга. Это был момент истины. Поклонившись хозяевам  дома на выходе, я еще раз взглянул на табличку, где большими буквами было написано: «ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ XVIII века. ОХРАНЯЕТСЯ ГОСУДАРСТВОМ», мысленно добавив: «И реставрируется истинными патриотами России».

Думаю, что моя исповедь затронет душу руководителей всех рангов, деловых людей, бизнесменов и всех тех, кому не безразлична судьба объектов культурного наследия,     которых не так уж и много осталось на территории Саратовской области и Балашовского района, в том числе в селе Пады!

Восстановим это культурное наследие общими усилиями!

С уважением!

Владимир Захаров
краевед, заместитель председателя Совета Балашовского районного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × 1 =

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close