«Мы потеряли стены, видевшие Нарышкиных». Вячеслав Володин пообещал отреставрировать усадьбу в Падах, но часть ее просто снесли

Министерство культуры РФ пытается найти нового подрядчика для реставрации усадьбы Нарышкиных в селе Пады Балашовского района. Желающих, судя по всему, нет. Срок приема заявок на конкурс продляют уже второй раз.

Год назад представители Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК)  и Градозащитного совета при областной думе рассказали, что предыдущий подрядчик – московская фирма «Таласса» – фактически уничтожил памятник федерального значения. Неквалифицированные рабочие снесли здание, построенное в середине 19 века. Следственный комитет заявлял о начале проверки. О результатах не сообщалось.

В качестве аванса по госконтракту «Таласса» получила больше 40 миллионов рублей из федерального бюджета. Чиновники не требуют возврата денег за невыполненные работы.

«Потомки оказались неотзывчивыми»

Усадебный корпус, выстроенный для супруги владельца имения, окружен металлическим забором. На калитке висит замок. Рабочие окончательно ушли отсюда в августе, но выглядит всё так, как будто стройплощадка заброшена давным-давно. Доски строительных лесов посерели от сырости и неприятно хрустят при каждом шаге. Гвозди, которыми они сколочены, проржавели. Водонепроницаемый баннер клочками свисает с крыши.

В кирпичной части здания нет ни окон, ни дверей. Внутренняя отделка содрана. Полы разобраны. На лестнице снесены балясины и перила.

Фото Ксения Бирюкова  

Второй половины корпуса просто нет. Эта часть здания была похожа на сказочный теремок – резное крыльцо, мезонин, терраса. Осталась только темная отметина на стене там, где части здания смыкались.

Остатки фундамента прикрыты пластиковым навесом. То, что уцелело, напоминает археологический раскоп – груды камней и пышная крапива. Посередине торчит печь-голландка с проломленной стенкой. Когда-то она была выложена изразцовой плиткой.

Реставрацию проводили только в доме хозяйки, так как он был наиболее сохранным (до приезда реставраторов). Соседние здания разрушаются без участия вандалов, от старости. Слева – дом хозяина с башенкой. Крыльцо обвалилось зимой под тяжестью снега. Торцевой стены нет, в пролом видно месиво рухнувших балок и перекрытий. Справа – длинное одноэтажное здание, где жили хозяйские дети с няньками. В центральном зале был большой камин. Его разобрали еще в советское время. Крыша на углу корпуса заметно просела.

Фото Ксения Бирюкова 

Всего в усадьбе было больше 40 построек. Не сохранилась, например, оранжерея, соединявшая дома супругов. Ничего не осталось от дома управляющего имением. В 1850-1860-х годах эту должность занимал декабрист Александр Беляев. Нарышкины приняли его на работу после сибирской каторги и солдатчины на Кавказе.

О реставрации усадьбы заговорили 30 лет назад. В 1993 году по заказу Госдирекции по охране и использованию памятников истории и культуры администрации Саратовской области усадьбу обследовали специалисты средневолжского филиала института «Спецпроектреставрация». Составили эскизный и рабочий проекты, но, как вспоминал саратовский архитектор Александр Маясов, «приступить к работам мы так и не смогли, с лавиной реформ загадочно исчезли и средства».

В 2010 году региональное управление Росимущества направило в центральный аппарат смету на восстановительные работы. Тогда они оценивались в 62 миллиона рублей. Ни ответов, ни денег не поступило.

Фото Ксения Бирюкова 

Больше десятка лет реставрации усадьбы добивался краевед из села Пады Владимир Захаров. Владимир Александрович изучил историю усадьбы и семи поколений Нарышкиных, ею владевших. В поисках сведений о них ездил в саратовский Радищевский музей, областной комитет охраны культурного наследия. Побывал даже в Петербурге, где на Английской набережной стоит дом Нарышкина (Воронцовых-Дашковых).  Благодаря Захарову вокруг усадьбы сформировалось сообщество энтузиастов.

«Мы много лет сотрудничали с музеем-заповедником Рахманинова в Ивановке Тамбовской области, – рассказывает директор балашовского драматического театра Татьяна Чучкова. – В молодости Рахманинов гостил в усадьбе в Падах, играл на рояле, стоявшем в бальном зале хозяйского дома. Основатель музея-заповедника Александр Иванович Ермаков выдвинул гипотезу, что именно в Падах композитор задумал свою первую симфонию, которую теперь называют «Юношеской».

Фото Ксения Бирюкова 

Как отмечает Татьяна Васильевна, Ермаков «построил Ивановку с нуля». Тамбовскому имению, куда композитор приезжал на протяжении 27 лет, пришлось еще хуже, чем усадьбе в Падах, – все строения в Ивановке были уничтожены во время революции и Гражданской войны. С 1995 года здания – барский дом, флигель, садовый домик, беседки – начали воссоздавать. Восстановили парк. Теперь это целая туристическая деревня. Здесь проводят фестивали, концерты, театральные ассамблеи.

«Александр Иванович нашел внучатого племянника Рахманинова, который оказался директором метростроительной компании. Он не только лично много сделал для восстановления усадьбы, но и открыл музейщикам нужные двери в Минкульте, – рассказывает собеседница. – Мы тоже обращались к потомкам Нарышкиных и Шуваловых, семьи которых состояли в родстве. Но они оказались не отзывчивыми. Живущие в России заявили, что происходят от другой ветви фамилии. Те, кто родился уже за границей, потеряли связь с исторической родиной».

photo_2022-10-25_12-02-19
Фото Ксения Бирюкова 

Счастье было так возможно

Как и все жители области, имеющие крайнюю нужду в помощи государства, усадебные активисты написали Володину. Летом 2019 года спикер Госдумы приехал в Пады. «Какой губернатор, такие и здания», – сказал Вячеслав Викторович. Пообещал включить усадьбу в свою депутатскую программу по сохранению памятников. «Наш приоритет – Пады, поскольку памятник разрушается. Если этим не заняться сейчас, здесь останется куча кирпича», – заявил гость.

Контракт на разработку проекта реставрации выиграло московское проектное бюро «Новый город». Фирма существует с 2010 года. Лицензию на работу с памятниками культурного наследия оформила в 2015-м. Госзаказ на Пады за 11,6 миллиона рублей стал самым крупным из тех, что получало предприятие.

Фото Ксения Бирюкова 

Весной 2021 года министерство культуры РФ объявило конкурс на проведение восстановительных работ. По техзаданию нужно было законсервировать здание, укрыв от дождей. Снять деревянную резьбу и наличники, пометив каждый фрагмент, чтобы потом собрать заново. Вместо ранее утраченных элементов отделки нужно было изготовить новые, причем вручную. Воссоздать недостающие печные изразцы, задвижки, дверные ручки, а также водосточные трубы. Деревянные стены предполагалось отремонтировать методом лифтинга – заменить отдельные пришедшие в негодность бревна, не разбирая корпус целиком. Кроме того, нужно было проложить современный водопровод, отопление, электропроводку, установить систему пожаротушения и т.д. Завершить реставрацию предполагалось к 1 декабря 2022 года.

Контракт получило московское ООО «Таласса», причем по цене, близкой к максимальной, – 91,7 миллиона рублей. Половину суммы фирме выплатили авансом.

По сведениям из открытых источников, предприятие зарегистрировано в 2019 году. На сегодня «Таласса» выиграла 23 госконтракта на 592,6 миллиона рублей. Бюджетные деньги составляют основную долю выручки. Главные заказчики – министерство культуры РФ, Санкт-Петербургский госуниверситет и аппарат губернатора Севастополя. Примечательно, что в нынешнем году завершено только три контракта, а восемь – прекращены.

Дискредитируют Володина, не уважают императора

«По селу висели объявления бригадира Нуретдина, который приглашал на работу жителей Падов. Насколько понимаю, нанялись к нему вовсе не обладатели дипломов реставраторов, – рассказывает Владимир Захаров. – Я состою в общественном совете по восстановлению усадьбы. Много раз пытался задать вопросы о происходящем на объекте чиновникам, которые должны были контролировать работу, и представителям «Талассы». Но меня одергивали: не лезь, они работают по плану. В конце лета 2021 года я уехал в санаторий. Вдруг мне звонят из деревни: «Владимир Александрович, твою усадьбу разбирают».

Фото Ксения Бирюкова 

В октябре в Пады приехали представители областного отделения ВООПиК и управления по охране объектов культурного наследия. Как писал портал «Хранители наследия» со ссылкой на отчет участников осмотра, «на месте старейшего деревянного корпуса усадьбы комиссия обнаружила только фундамент».«Разборка проведена без протоколирования, фотофиксации и маркировки. Материалы от разборки складированы возле объекта и укрыты листами поликарбоната. Установить сохранность всех исторических материалов возможным не представляется по причине отсутствия документации на их оприходование. Зафиксировано наличие у некоторых жилых домов села Пады складирование материала (деревянные конструкции), весьма схожих по размерам и внешнему виду с материалами, находящимися возле объекта».

Члены комиссии убедились, что с памятником работают «неквалифицированные лица». О полной разборке здания не говорилось в утвержденном проекте реставрации. Собственник здания – Росимущество – также не давал разрешения на снос.

«Женского корпуса усадьбы больше нет. Даже фундамент разобран. Возможно, будут внесены изменения в проектную документацию, позволяющие воссоздать облик усадьбы из современных материалов. Самое страшное, что потеряна аутентичность – утрачены стены, которые видели Нарышкиных, – пояснил «Свободным» член президиума ВООПИиК Александр Антоненко. – Не хочу никого винить, но что-то пошло не так».

В декабре градозащитный совет при областной думе опубликовал в соцсетях заявление с просьбой возбудить уголовное дело по статье 243 УК «Уничтожение объекта культурного наследия»ипроверить целевое расходование средств федерального бюджета. «Участники совета считают снос части усадьбы в Падах вандализмом и преступлением всероссийского масштаба. Действия неквалифицированных рабочих вызывают ужас и негодование. Полагаем, что действия ООО «Таласса» дискредитируют программу сохранения историко-культурного наследия региона, инициированную председателем Госдумы РФ В.В. Володиным», – отмечалось в заявлении.

Фото Ксения Бирюкова 

Балашовский следственный отдел организовал проверку. Казалось бы, следователей должно было особенно возмутить, что разрушен памятник, связанный с Петром первым, юбилей которого отмечался в 2022 году. Наталья Нарышкина, дочь боярина Кирилла Полуэктовича, была женой царя Алексея Михайловича и матерью будущего императора. Основателем села Пады стал двоюродный брат Петра Александр Львович Нарышкин. Но, судя по всему, следователи недооценили исторические факты. О результатах проверки не сообщалось.

Управление по охране объектов культурного наследия ничего особенного не замечало. «Установлен факт, что на объекте проведены работы, не предусмотренные проектно-сметной документацией. При проведении контрольно-надзорных мероприятий подрядчик пояснил, что конструкция находилась в состоянии, не подлежащем восстановлению, и представляла опасность, – заявил в комментарии для саратовских СМИ начальник управления Владимир Мухин. – Работы приостановлены не будут. Подрядчик продолжит восстановление другой части данного объекта».

Фото Ксения Бирюкова 

В январе управление минкульта по ПФО обратилось в арбитражный суд с просьбой привлечь «Талассу» к административной ответственности. Фирму оштрафовали на 100 тысяч рублей. Позже подрядчику была выставлена претензия еще на 20 тысяч рублей за ненадлежащее исполнение контракта.

Договор с «Талассой» расторгли только в сентябре нынешнего года. Как указано на портале госзакупок, фактически выполненные работы стоили 3 миллиона рублей. Исков о взыскании остальной части полученного фирмой аванса – больше 40 миллионов рублей – найти не удалось.

В конце сентября министерство культуры объявило новые торги на 44,3 миллиона рублей. Первоначально прием заявок планировалось закончить до 12 октября. Сейчас срок продлен до 9 ноября. Завершить реставрацию предполагается летом 2024 года.

Фото Ксения Бирюкова 

«Поняла, что это – лучшее место на земле»

«В 2010 году я приехала сюда отдыхать с ребенком. Увидела лестницу в усадебном парке и поняла, что это – лучшее место на земле», – рассказывает Татьяна Чучкова, спускаясь по деревянным ступеням. Тропинка, сохранившаяся на месте парковой аллеи, ведет к Хопру.

При Нарышкиных парк располагался на четырех десятинах (больше четырех гектаров, это примерно столько же, сколько сейчас занимает дубовая роща в городском парке Саратова). Парк был оформлен в английском стиле. «Английский сад» должен иметь свободную планировку и создавать иллюзию естественности. На самом деле, растения подбираются так, чтобы обыгрывать особенности ландшафта и придавать парку красоту в любое время года.

Фото Ксения Бирюкова 

Как писала саратовский биолог и краевед Инна Миловидова, в Падовском парке «сохранились долгожители  –  деревья нарышкинских времен: ели, сосны, сосна черная, не встречающаяся в других парках, а также аллея из ели сибирской в количестве двухсот с лишним экземпляров, растущей в пределах области только здесь».

Падовский приусадебный парк имеет статус особо охраняемой природной территории. Фактически это означает только запрет на рубку деревьев. ООПТ находится в ведении региона. Конкретной организации, которая заботилась бы о парке, нет.

Всё село могло бы стать туристической экспозицией, ведь большинство местных социальных объектов было построено Нарышкиными. Как объясняет Татьяна Васильевна, имение в Падах служило владельцам не столько местом для загородных увеселений – для этого у них были дворцы в Крыму, сколько источником дохода. Нарышкины, как выразились бы сегодня, «развивали территорию». Построили церковно-приходскую школу (сейчас в этом здании работает Покровский храм) и светское училище (здесь располагается школа).

Уроженцу села Михаилу Соколову оплатили медицинское образование в Петербурге и стажировку в Варшаве. Несмотря на это, как отмечает Чучкова, доктор предпочитал лечить земляков травами.

В Падах открыли больницу с роддомом. Деревенские повивальные бабки, не желая терять клиенток, всячески интриговали против земских акушерок. Супруга Нарышкина Феврония Павловна (урожденная грузинская княжна) сделала беспроигрышный ход: объявила, что станет крёстной для всех детей, появившихся на свет в роддоме, и подарит каждому младенческое приданое.

Фото Ксения Бирюкова 

Здание больницы не сохранилось: в 1998 году ее оптимизировали и растащили на кирпичи.

В селе действовал водопровод, качавший воду из пруда. Была построена метеостанция (в этом здании находится школьный музей, но, к сожалению, сейчас он не работает). Хозяева имения пригласили из Петербурга ученых – геолога, ботаника, биолога и почвоведа, которые исследовали местную природу и возможности для рационального ведения хозяйства. В начале 19 века в Падах работали паровые молотилки, канадские сноповязалки, маслобойный завод, винокурня, мельницы и т.д.

В начале 20 века в Падах был открыт Народный дом (сегодня это клуб) с читальней и самодеятельным театром. Кстати, столетием раньше один из Нарышкиных, Александр Львович, был директором императорских театров. Современники не считали его грамотным администратором, но называли человеком остроумным, любящим хорошую еду и шумные собрания.

Во времена директорства Нарышкина театр стал популярным развлечением. В репертуаре были, в основном, французские комедии, но появились и первые социально-политические пьесы – например, «Недоросль» Фонвизина. В начале 19 века в императорских театрах впервые произошло разделение на драматическую, оперную и балетную труппы. Артистами были, в основном, крепостные – для императорской сцены в Москве скупали лучшие труппы из дворовых театров.

 

Фото Ксения Бирюкова

 

Театральный фестиваль, балы и ёлки

Татьяна Чучкова мечтает, чтобы усадьба стала фестивальным центром. «С одной стороны, боязно ввязываться в эту историю, ведь здания находятся в таком состоянии. С другой – у балашовского театра есть опыт, мы пережили реконструкцию, получили новый дом, и я готова верить в чудеса», – говорит Татьяна Васильевна.

Старинное здание 1904 года постройки, в котором работала балашовская драма, закрыли на реконструкцию в 1988 году. «В 2000-м упала последняя стена. Здание еще долго снимали с учета, ведь оно считалось памятником, хотя фактически перестало существовать», – вспоминает собеседница. Почти 30 лет театр провел в пристройке к пятиэтажке, предназначенной для библиотеки мясокомбината.

В августе 2016 года спикер Госдумы Вячеслав Володин пообещал Балашову новый театр. Здание построили меньше, чем за год. В сентябре 2017-го высокий гость приехал на новую сцену вместе с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой, которые играли в постановке «Рассказы Шукшина». Каждый год в Балашове проходит фестиваль «Театральное Прихоперье». Здесь выступали Театр наций, Московский художественный театр им. Чехова, Большой театр, Мариинский. Нынешней осенью приезжали театр Моссовета, Еt Cetera и театр имени Маяковского.

«Чтобы идея стала реальностью, нужно учесть в проекте реставрации усадьбы дальнейшее использование зданий, – объясняет Чучкова. – Кирпичную часть здания можно сделать выставочным пространством. Разместить здесь экспозиции, посвященные Беляеву, Нарышкиным, Рахманинову, малым театрам провинции. Театр может подобрать или пошить шторы, обивку для мебели, интерьеры к спектаклям. Можно придумать что-то еще, например, поставить восковые фигуры.

В подвале высокие потолки, это полноценный этаж. Здесь может работать гардероб. В мезонине можно устроить гримерки.

Пройдя через выставочную часть, зритель будет попадать в зал. Для этого нужно посоветоваться с новыми проектантами о том, как изменить внутреннюю планировку – объединить несколько небольших комнат.

В усадьбе можно ставить спектакли, проводить концерты, ёлки, даже балы».

Тендер минкульта на доработку проекта реставрации Падов выиграло ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские». Предприятие считается старейшим в России, занимается восстановлением и приспособлением памятников уже 74 года.

P.S. В Саратовской области «Таласса» осваивает еще один госзаказ – реставрацию дома-музея Чернышевского. Общая стоимость контракта – 14,1 миллиона рублей. Как и в случае с Падами, фирма получила авансом половину суммы. Тендер был проведен в августе 2021 года. Закончить работы планируется к 31 марта 2023-го.

«На мой взгляд, в музее дела идут из рук вон плохо, – полагает член градозащитного совета Алексей Голицын. – Прошлой зимой члены совета осмотрели реставрационную площадку и пришли в ужас. Была не закрыта крыша, всё  протекало, потолок лежал на полу. Представители «Талассы» заявили, что внутренняя отделка – не предмет охраны, ее всё равно пришлось бы менять. Фирма уверяла, что до окончания работ еще достаточно времени. Сейчас остается пять месяцев, но какой-то бурной деятельности на объекте не заметно».

Источник: Свободные новости

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − шесть =

search previous next tag category expand menu location phone mail time cart zoom edit close